Учёба.ру WWW.UCHEBA.RU
 

«Обычная жизнь для особых взрослых»: как работает мастерская «Сундук»

Вот уже 10 лет 2 апреля во всем мире отмечают день распространения информации о проблеме аутизма. Когда речь заходит о социализации людей с аутизмом, чаще всего обсуждаются проблемы инклюзивного образования. Но что происходит, когда они вырастают? Как живут и работают те, кто не вписывается в стандартные трудовые отношения? Программа мастерской социально-творческой инклюзии «Сундук» рассчитана на людей с РАС и другими особенностями ментального развития. О том, как устроена «обычная жизнь особых взрослых», читайте в материале «Учёбы.ру».
Наталья Афанасьева
02 апреля 2018
Фото: Творческая мастерская «Сундук»

«Обычная жизнь для особых взрослых» — так можно сформулировать миссию мастерской социально-творческой инклюзии «Сундук». Программа социальной дневной трудовой занятости мастерской рассчитана на людей с аутизмом и другими особенностями ментального развития, которые не вписываются в стандартные рыночные трудовые отношения и не могут заработать на жизнь своим трудом. В мастерской они приобретают ремесленные навыки, проявляют свои таланты, а главное — получают социальный опыт и возможность заниматься полезным делом в привычном дружественном коллективе. Ведь для того чтобы взрослые с ментальными особенностями чувствовали себя полноценными и полноправными, им необходимо, как и всем другим, быть среди других людей и знать, что они нужны.

Мастерская была создана в 2013 году, ее организаторы — психолог Нина Петровская, инициатор и руководитель этой уникальной программы, и Светлана Бейлезон, вице-президент Межрегиональной общественной организации помощи детям с особенностями психоречевого развития и их семьям «Дорога в мир». Сегодня в команде «Сундука» восемь специалистов: психологи, мастера, сотрудники сопровождения. Психологи изучают потребности участников, проводят беседы и тренинги развития, разрабатывают индивидуальные маршруты в сотрудничестве с их родителями, занимаются психологической поддержкой адресатов программы и их родных. Сотрудники сопровождения работают в постоянном контакте с мастерами и психологами. Керамикой, швейным и ткацким ремеслами занимаются с участниками настоящие художники со своим творческим видением, и это особенно ценно.

Собственное творчество мастеров-художников тоже приобретает новые оттенки в ходе работы с особыми людьми, самовыражение которых свободно от жесткого самоконтроля, непосредственно и простодушно. Например, одна из девушек-участниц вышивает огромными стежками — и это необычно. Художник решил использовать ее вышивку при создании интересной дизайнерской сумки. Мастера предлагают идеи и технологии, особые люди воспринимают их по-своему, воспроизводят и творят. Затем художники «доводят до ума» изделия, и так появляются удивительная посуда и украшения, сувениры из керамики и ткани.

https://www.ucheba.ru/pix/upload/default/snimok_ekrana_2018-03-25_v_13.19.04.png
Работы мастерской «Сундук»

Сегодня в программу мастерской «Сундук» включены до 27 человек (их тут называют «ребятами») с РАС и другими ментальными нарушениями. Для того чтобы работать в мастерской, требуется способность к минимальной произвольной деятельности (говоря проще, желательно, чтобы человек мог хотя бы 15—20 минут что-то делать самостоятельно, а не «рука к руке» со специалистом) и пребыванию в группе. Такими способностями, если ориентироваться на западную статистику, обладают порядка 60% людей с ментальной инвалидностью.

В Германии такие взрослые работают в государственных и негосударственных специализированных трудовых мастерских. С каждым их них заключают трудовой договор, «аналогичный настоящему». В зависимости от вклада в рабочий процесс человек получает вознаграждение в определенных размерах, компания делает отчисления в пенсионный фонд. В пожилом возрасте люди с нарушениями развития получают трудовую пенсию. Их сопровождение в социальных мастерских оплачивается государством. Для нас все это пока недостижимо.

В России люди с ментальными нарушениями и аутизмом в 95—99% случаев не включены в трудовые отношения, и социальных мастерских дневной занятости в нашей стране тоже почти нет. Для них предусмотрены, в основном, лишь стационарные психоневрологические интернаты.

Вот почему проекты, подобные «Сундуку», так много значат: они не только помогают конкретным людям и их семьям, но и позволяют менять систему ценностей, переориентировать общественное мнение, закладывая основы новой системы.

Светлана Бейлезон,
консультант мастерской «Сундук»

«Часто, когда в семье рождается особенный ребенок, родители прилагают все силы, чтобы он был как все — их охватывает чувство вины и стремление выучить, вылечить чадо любой ценой. Некоторое время назад семьи зачастую даже не оформляли таким детям инвалидность. Но вот ребенку 15–16 лет — и приходит понимание, что у него свой, необычный путь. Так или иначе, образование закончилось, начался период взросления. Что делать? У нас в Москве сейчас довольно много досуговых форм для особых людей: пусть, мол, развлекаются, раз все равно на жизнь не заработают. Однако взрослый человек не может все время отдыхать. Каждому важно ощущать свою полезность, быть занятым и включенным в человеческое сообщество.

У обычных людей — работа, семья, дети. Нашим это не суждено. Мой мальчик (а сейчас Юре уже 37 лет) всегда был гиперактивным, с ним беспрерывно надо было куда-то бежать, что лишь отчасти было обусловлено живостью характера, гораздо более — внутренним непокоем, сильной тревожностью. Мне все время приходилось поспевать за его потребностями. Юра очень хочет быть нужным. Однако для счастья ему не хватает только полезного труда. Ему нужны люди, отношения, понимание своего места в жизни. Необходимы ситуации, в которых он может понять себя и других, помочь друзьям, со стороны увидеть свою слабость, проявить свою человеческую силу.

Дома, в семье, невозможно воссоздать социальные ситуации, участие в которых жизненно важно для развития человека. Из понимания этого еще в 2011 году у меня родилась концепция общественно-полезной дневной трудовой занятости. А немного позже, в 2013 году, у психолога Нины Петровской возникла идея создать мастерскую, где дневная занятость в различных формах дает ритм естественному и органичному существованию. Ребята вовлечены в систему отношений, и, как в обычной жизни, новые события порождают необходимость участия в новых ситуациях, побуждают к поиску новых решений. В этом им помогает многофункциональная команда специалистов.

Однажды моя внучка, которой тогда было лет 10, увидела на стене календарь с рисунками наших «особых художников» и спросила: «Бабушка, тут написано, что авторы — взрослые люди, почему тогда они рисуют, как дети?». «Понимаешь, — сказала я, — иногда случается, что ребенок рождается на свет и его развитие идет не совсем так, как у других. Из-за этого не всегда они могут ходить в школу, читать, говорить. Они очень стараются, но получается медленно. Время идет, они растут и выглядят уже взрослыми, но в их взрослых телах живут детские души. И у них получаются такие рисунки».

Такие мастерские, как наш «Сундук», очень важны. С одной стороны, у особенных людей появляется место в жизни, свой коллектив, социальная успешность. Когда ребята под руководством мастера ткут полотно для сумки или кокошника, рисуют картинку, которая потом перевоплотится в игрушку, украсит чашку или магнитик, у них расправляются плечи: они понимают, что нужны. Но процесс этот не односторонний. Люди, которые покупают наши изделия или даже просто смотрят на них, открывают для себя что-то важное: они видят человеческую ценность наших ребят, начинают осознавать их достоинство и возможности. И получается, что изделия наших ребят — такая точка входа в тему человечности. В общем, вся наша история — о хрупкости и ценности жизни, о том, чему мы можем научить друг друга«.

Больше информации можно найти на сайте Фонда содействия решению проблем аутизма в России «Выход».
Ищете школу, вуз, колледж или курсы? Все учебные заведения — в каталоге «Учёба.ру»!
Наталья Афанасьева
02 апреля 2018

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты